27 ноября 2020

30 января 1983 год

С начала истории нашей Родины наши предки проливали кровь, что не позволить чужому насилию забрать наибольшую народную ценность, забрать свободу. Потому что: Борьба за свободу, когда раз начинается, С отца кровью падает наследственно на сына… Могли Поляки бороться за Родину от захватчика, могли напоминать о настоящей и полной свободе для нее во время аннексии. Сопутствовал им всегда свет Евангелии Христа, что свобода это дар самого Бога. Много бывало восстаний и народных срывов, в которых на особенное внимание заслуживают восстания: ноябрьское и январское, потому что оба все еще близки нам и так много в них аналогов к нашей реальности. Сначала пару предложений о годе 1830. Восстание это было участью прежде всего молодежи, которая не хотела соглашаться с ситуацией наложенной Польше великими державами. Патриотический бунт крестьян из школы кадетов способствовал тому, что Варшава стала центром восстания. Но, к сожалению, власть осталась в руках людей, которым было хорошо в гнезде собственного существования, людей оплачиваемых грошами захватчика. Эти люди не поддержали восставших. Для путаницы общественного мнения привели к власти несколько человек, которые по общественному мнению были патриотами. Но только для путаницы в обществе. Восстание пало. Но тяга к свободе осталась, потому что: Борьба за свободу, когда раз начинается, С отца кровью падает наследственно на сына… Год 1863. Попробуем почувствовать ситуацию, настроение и некоторые причины, которые привели наших предков к восстанию в этом неравном бою в зимний вечер 22 января 1863 года. Когда по 25 годах продолжения военного положения, введенного во время ноябрьского восстания, отмененного в 1856 году, зло по правде говоря уменьшилось, но увеличилась чувствительность людей. И часто так бывает, что народ, который выдерживал без жалоб и как бы бесчувственно наиболее угнетающие законы, начинает быстро сбрасывать иго, когда становится оно легче. Зло, которое принимали как что то неизбежное, становится невыносимо, думая, что можно от него избавится. Началась в обществе моральная революция. Христианские ценности, до этого времени часто только объявленные, стали частью жизни все больших общественных кругов. Люди, как никогда, начинают собираться в большем количестве в церквях, торжественно празднуют годовщины, о которых раньше приказывали молчать. Когда в тридцатую годовщину ноябрьского восстания после Святой Мессы к церкви Кармелитов поощряли, чтобы люди собрались этим вечером еще раз, спонтанно прибыли тысячи жителей Варшавы. На данный знак, помимо грязи все упали на колени на брусчатку и со слезами на глазах спели Боже, что Польшу (Boże, coś Polskę). Наворачивались все большие чувства патриотизма, люди сильно приняли к сердцу призыв? «Родину, свободу, верни нам Господи». С этого времени чувства патриотизма демонстрировали при различных возможностях. Власть однако не понимала состояния общественного настроения или понимать не хотела. Верила, что все, что происходит в Польше, это результат агитации из за границы. Для власти, которая привыкла, что общественность работает и молчит, эта лавина манифестов патриотизма была полным удивлением. Решила отреагировать использованием силы. 27 февраля 1861 года после выхода из церкви на Лешне пало 55 выстрелов. Погибло пять мужчин, а несколько человек было ранено. Но народный патриотизм вышедший из подлинного беспокойства о возвращении Родине полной свободы. Народ не искал конфронтации. Помимо этой трагедии искал соглашения с властью, которая служила захватчику. Дано этому однозначное слово адресованное царю. К власти привели Поляка – маркграфа Великопольского. Но был естественно доверенным человеком Петербурга. По общественному мнению был согласно одним провиденциальный, великом государственным мужем, согласно другим с самого начала предатель. К сожалению, совсем скоро оказалось, что те вторые были правы, как бы намеренно старался он общество поссорить. Общество ему не верило и реформы, которые он хотел ввести, может не самые плохие, отбрасывали. Потом началась ликвидация всяческих форм общественных организаций, которые образовались во время так званых «польских дней», а которые добились авторитета и поддержки общества. Снова были жертвы среди невинных людей. Народ был все больше унижен. Закончились манифесты собирающие большое количество людей, перестали носить патриотические эмблемы. По всей видимости было спокойно, но это была только иллюзия. Это длилось не долго. Манифесты патриотизма были в церквях, а просьбы епископов, чтобы закончить эти манифесты, принесли поражение. Манифест связанный с погребением архиепископа Фиалковского и анонсы манифестации в годовщину смерти Тадеуша Костюшки были прямой причиной введения военного положения 14 октября. Ошибались власти, рассуждая, что драконьи законы военного положения с одной стороны, а за покорность общества туманные обещания его окончания – с другой, позволят остыть общественному настроению. Уже на следующий день тысячи людей шли в церковь, а когда прозвучал запрещенный гимн, сказали церковь окружить армией, а ночью, под влиянием ненавидящего Поляков генерала-губернатора, приняли решение взять церковь силой. Пьяные и озлобленные солдаты кинулись на молящихся людей. Арестовали 1687 мужчин. В городе казачьи патрули били всех встречных прохожих. Провозглашение военного положения и события с 15 октября убедили даже тех, кто до сих пор были склонны идти на всяческие соглашения, что какое либо соглашение с властью невозможна. Великопольский, страдающий на патологическую слепоту в чувстве общественного настроения, не хотел понять, что месть и беспощадность в политике не оплачиваются, когда даже великий его союзник Пшиборский твердил, что правительство, которое приказами заставляет своих подданных к лояльности, перестает быть правительством. В конце концом народ в зимний вечер 22 января 1863 года сорвался к вооруженному восстанию. Восстания, которые хоть были проиграны, расширило огромный круг Поляков осознающих свою личность, осознающих наследие своих отцов и дедушек, осознающих свои цели как народа. Было оно великим зерном брошенным в польскую почву. И все еще осталась в сознании цель свободы, в мысль того, что говорил поэт: Борьба за свободу, когда раз начинается, С отца кровью падает наследственно на сына… Пришла первая мировая война. Была это единственная война в остатних двести лет, которую Польша выиграла. Война, после которой не наложено нам ни устоя, ни власти. А когда недолго после этого та настоящая свобода была под угрозой от востока, поднялся весь народ, чтобы ее защищать. И тогда Пресвятая Меть показала в особенный способ, в торжество Успения Богородицы, что она Царица Польши. Сотворила чудесную победу недалеко Варшавы , а победа эта осталась в памяти народа как «Чудо над Вислой». Потом во время захвата кинулся народ Варшавы к восстанию летом 1944 года. К восстанию, которое поглотило столько жертв прежде всего потому что Варшаву бросил союзник, который вместо помощи, смотрел, как Варшава умирает и отекает кровью. А покинутый народ Варшавы сложил на алтаре свободы Родины наилучших своих сыновей… Потому что: Борьба за свободу, когда раз начинается, С отца кровью падает наследственно на сына… Это на улицах Варшавы можно сказать словами поэта Ежи Загурского: Возьми в руку горсть этой земли, Сожми в руке, кровь с нее поплывет. Ибо в этой земле, кровью назначенной глиной Каждая кость мученических слоев Это мощи, ангелы из золота… Стремление к свободе не закончилось и после II мировой войны. Были примеры следующих восстаний народа, срывов, в которых больше чем о хлеб насущный призывали к праву к свободе, к уважению человеческого достоинства. Потому что эти права уважаемы не были. Умерший Примас, кардинал Стефан Вышинский, в последним году своей жизни сказал, что: (…) Мир работников на протяжении последних десятков лет пережил много разочарований и ограничений. Люди работающие и все общество пережило в Польше мучение основных человеческих прав – ограничение свободы мысли, верования, прогноза, воспитания молодого поколения. Все это было подавленно. На разделе работы зависимой сотворили специальную модель людей заставленных молчать и тяжело работать. Когда от этих притеснений все достаточно устали – произошел срыв людей к свободе. Произошла Солидарность. А современный поэт написал: Никогда еще так жестоко Не пороли наших хребтов, Кнутом фальши и лицемерия в свечении печей, В суете машин. Еще никогда так явно Не видели лица измены Скрывающейся за железными дверьми истребления… Свобода это реальность, которую Господь вложил в человека, творяя его по своему образу и подобию. Народ с тысячелетней христианской традицией всегда будет идти к полной свободе. Ибо волу к свободе не уничтожить насилием, когда насилие это сила того, кто не овладел правдой. Человека можно насилием согнуть, но нельзя поработить. Поляк любящий Бога и Родину восстанет с каждого унижения, ибо привык ставать на колени только перед Богом. Слишком много есть этому примеров в истории прошлой, как и настоящей. Стоит заканчивая наши размышления припомнить слова настоящего Примаса, кардинала Иосифа Клемпа, который 7 ноября текущего года в Люблине сказал: «Народ, который переживает унижения, имеет право протестовать, имеет право требовать своих прав… Имеет право быть собой…» Помолимся сегодня, 120 годовщину патриотического восстания, за то, чтобы мы имели цель идти к настоящей свободе в нас самих, в наших семьях, в обществе и местах работы а так же во всем нашем народе. Аминь

Spread the love

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *