27 ноября 2020

21 V 1983 — Ченстохова

Ченстохова. Со вчерашнего дня я у серых сестер. Начались духовные упражнения для службы здравоохранения. Это время очень ценно для меня, потому что я наверное нахожусь при границе выдержки физической и психической, особенно после последних переживаниях в Варшаве.

Вчера вечером  был на Ясной Горе. Написал проповедь на 29  V, на св. Мессу за Родину. Эта боль, которая была задевала весь май месяц всей Варшаве, затронул в особенный способ моих близких, которых я знал и которыми восхищался. Проповедь значит будет переполнена болью.

Вернулся от о. епископа Барелы, который отдыхает в Олштыне викарный епископ ченстоховский.    Он после операции. Встретил там

(с. 21) епископа Швагрука. Я чувствую себя на таких встречах очень маленьким, но особенно епископ Барела не делает никакого дискомфорта.

Духовные упражнения для Службы Здравоохранения провел о. из Гнезна. Я попросил его и в Варшаву в следующем году.

В Ченстохову приехал вчера утром занятой машиной, потому что моя машина была очень преследуема двумя машинами СБ.

Я чувствую себя все больше затравленным ими, но добрый Бог дает мне много силы духовной, а и физической тоже на удивление много, хоть часто ночи сильно сорваны.

Похорогы Григория Пшемыка убитого зверским образом милицией на ул. Езуицкой был трагедией, которая затронула всю Варшаву. Я организовывал торжество похорон на Жолибожу, несмотря на различное мнения проф. Липского, проф. Шанявского. Благодарения Господу, что он прошел спокойно. Я призвал к абсолютной тишине и это была самая большая и самая значимая манифестация варшавского общества. Боже, дай силы этой пострадавшей матери, которая

(с. 22) этот удар приняла героически. Множество было проблем не решенных связанных с моей личностью относительно обеспечения медицинского во время визиты св. Отца в июне. Государственные власти не хотят со мной разговаривать, как с экстремистом. Дир. Адиновский еще раз оказался мошенником, деликатно говоря. Сопровождал его  какой то Сливинский с отдела Вероисповедания. В телефонном разговоре сказал Адиновскому, что я не изменился, это он и его сторонники изменились за эти 2 года.

Три дня назад я был у епископа Мизелка с о. Дембовским. Епископ только что получил письмо от Ген. Командира Столицы , в котором тот между прочим обвиняет меня в том, что 13 V я провел св. Мессу в церкви св. Креста, где падали тексты не соответствующие достоинству святилища.

Плохих генерал имеет информаторов, потому что я 13  V  в своей церкви

(с.23) исповедовал, а у св. Креста никогда в жизни св. Мессу не вел.

Пару дней назад епископ М. Сказал мне, что ген. Кищчак показал ему мою проповедь с марта. Епископ решил, что ничего в нем плохого нет, потому что призывает к единству и согласию.

Сегодня, заканчивая духовные упражнения о. Канцлер посвятил мне пару предложений на которые я не заслужил. Сказал между прочим, что работа, которую я провожу, требует героизма и рассмотрения. И эти две черты у меня есть. Оказалось, что люди меня знают, потому что после произнесения моей фамилии я получил громкие овации.

Наибольшую радость мне принесло предложение Канцлера, что президент Варшавы разговаривал с ним на тему похорон о. Попелушко. Господин президент, о. Попелушко живой. Похороны Григория П. Президент назвал моими, потому я их организовывал.

Сейчас 24:00,  вернулся с крестного пути. Как всегда, это замечательное религиозное переживание.

Spread the love

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *