27 ноября 2020

«Я готов на все» интервью с бл. о. Ежи Попелушко

Ситуация Церкви всегда будет такая же, какая будет ситуация людей. Церковь это не только церковная иерархия, но это весь Божий Народ, это миллионы людей, из которых состоит Церковь в очень широком значении и когда люди страдают, когда людей преследуют, то и Церковь также чувствует это ежедневно.
Миссия Церкви это быть с людьми каждый день, участвовать в их радости, в их боли, страданиях. Конечно же о. Примас, или епископы имеют ввиду заботы всех людей и поэтому необходима иногда на высоком стебле дипломатия, чтобы освободить людей от унижения там, где это можно сделать. Может это иногда пробуждать непонимание, сопротивление со стороны людей, которые бы хотели, чтобы Церковь очень конкретно стала против власти. Однако не таково задание Церкви.
Церковь множество раз напоминала и припоминала о уважении человеческого достоинства, которое ведь не уважают, о освобождение заключенных. Через Церковь и существующий при ней Комитет Помощи Заключенным помощь продолжалась для тех наиболее преследуемых. Это наверное все дает наиболее широкое свидетельство Церкви, которая исполнила свое задание и свое послание во время военного положения.
— Изменило ли что приостановление военного положения в ситуации общества?
На эту тему множество раз, я однозначно говорил за кафедрой – хоть бы в конце июля, опираясь на официальных высказываниях Церкви, я решил, что снося военное положение, к чему столько раз призывали епископы, не использовано еще одной возможности объединения с народом. К амнистии относились как к односторонней, выгодной процедуре. А тем временем народ имеет право ждать, что амнистия пустит в не память все преступления военного положения и вред, особенно моральный вред, будет исправлен. Однако до этого момента наши демократически избранные братья, за которыми стоят миллионы соотечественников, сидят в тюрьмах. В любом случае те, кто воспользуется амнистией, должен чувствовать себя иногда как заложники, ведь это условное освобождение.
Они должны подписывать декларации которые не согласовываются с их совестью. Ведь Святой Отец высказывался на тему свободы совести. Совесть является святостью, что даже сам Господь не ограничивает человеческой совести. И поэтому ограничение человеческой совести через такое вымогательство декларации это преступление против Божьего права. Приостановление военного положения, укрепленного столькими правилами, должно производить у обычного Поляка впечатление, что наручники частично снятые с рук – затягиваются сейчас сильнее на душах и совестях.
Сделали столько новых правил, которые еще больше ограничивают свободу человека. И поэтому остается такое сожаление, что была еще одна возможность, подать друг другу руки и попытаться выйти из этой трудной ситуации. Этой возможность к сожалению не использовали.
— Как можно представить будущее?
Я говорил об этом вначале. Будущее Церкви будет такое, каким будет будущее общества, людей. Цель Церкви быть с этими людьми в их недоле и доле и я думаю, что от этой цели и послания Церковь никогда не откажется. Однако для будущего важно и то, к чему призывал множество раз о. Примас: чтобы люди подносили свое народное осознание, религиозное, общественное. Нужны учебные курсы для людей, занятия с профессиональной этики, что то по примеру рабочих университетов во времен между военных. Это основная задача и Церковь должна в ней участвовать, короче говоря, речь идет о том, чтобы — когда придёт похожий срыв людей, срыв свободы – не тратить времени на неважные вещи. Речь в том, чтобы люди осознавали, что в актуальной ситуации важно, от чего можно отказаться, а от чего сейчас нельзя отказываться.
— Каково настроение общества?
Очень тяжело оценить настроение. Точно не против сильной оппозиции, в которой находится большинство людей. Всегда было так, что существовали лидеры, которые жертвовали собой для дела и дорого платили за эту жертву, а в нужное время это миллионы, которые казалось по ничьей стороне, поддерживали то, что правильно. 29, а точнее 30 августа 1980 года в воскресенье, святой памяти о. Примас кардинал Вышинский выслал своего капеллана, который попросил меня, чтобы я поехал на металлургический завод Варшава, где продолжалась забастовка поддерживающая кораблестроителей. Я провел на заводе Святую Мессу, переживал беспокойства вместе с работниками завода. Я исповедовал людей, которые уставшие до предела прочности ставали на колени на брусчатке. Эти люди поняли, что сильны, что сильны именно в единстве с Господом, с Церковью. И тогда родилась потребность остаться с ними. И везде, где я начинаю что то делать, я стараюсь, или не делать этого вовсе, или относиться к этому очень серьезно и вкладывать сердце в то, что делаю. Я остался с этими людьми. Я был с ними во время триумфа и они за это очень благодарны. Я был с ними с черную декабрьскую ночь. Когда были судебные следствия, я ходил с их семьями в суд. Я сидел в первых лавках и они знали, что их семьи под защитой. Они писали мне в письмах, что знают о моей молитве за них и что эти молитвы их очень поддерживают. С того момента множество прошло через этот дом, через Церковь. Таким важным пунктом стала ежемесячная Святая Месса за Родину и тех, кто для Родины страдает. Эти Мессы стали очень популярны. На проповеди я говорю о том, о чем люди думают и часто мне говорят – часто очень лично, потому что не имеют смелости, чтобы сказать этого громко. То что я говорю правду в Церкви способствует тому, что люди мне доверяют. Я произношу то, о чем люди думают и что чувствуют. О том, как это важно, свидетельствует множество обращений . Люди по множество лет, часто после несколько десятков лет набираются смелости, чтобы прийти ко мне и попросить о примирении с Богом, об исповеди, о Святом Причастии. Это переживание и для меня, как священника и для тех людей тоже. Они не осмелились пойти ни к кому другому. Очень часто процесс обращения и возвращения к Богу, к Церкви, или в общем открытие Бога начинается с принятие отношения патриотического. Ведь Господь может выбрать разные пути к обращению. Я получаю массу писем, в которых люди пишут, что ежемесячные встречи на Святой Мессе за Родину помогают им освобождаться от ненависти, которая мимо воли возрастает в людях. Это большая награда для священника, у которого нет своей личной жизни.
Власти, подавляя меня, множество раз пытались оказывать давление на Курию, на епископа. Писали письма, где обвиняли меня, часто придумывая обвинения. Помню, в мае прислали письмо подписанное одним генералом милиции, что 13 мая я проводил Святую Мессу в церкви Св. Креста и использовал формулировки не достойные церкви. Тем временем я 13 мая сидел вечером в своей церкви, в исповедальне, а в церкви св. Креста никогда в своей жизни не проводил Мессы. А потому что, если епископ еще не знает, не напрячь еще больше плеч отца, чтобы его обвинить.
О том, как это важно, свидетельствует множество обращений. Люди после многих лет, иногда несколько десятков, набираются смелости, чтобы прийти ко мне и просить о примирении с Богом, об исповеди и святом причастии. В последнее время прокуратура опубликовала в своей прессе внутреннюю информацию, что начала следствие против меня за злоупотребление свободы совести и мировоззрения. Как можно злоупотреблять свободой совести? Свободу совести можно ограничивать, но никогда нельзя ею злоупотребить. Это невозможно и поэтому смешны эти обвинения, но конечно я понимаю, что за правду нужно страдать. Если люди, у которых семьи, дети и они обременены большой ответственностью, были в тюрьмах, страдают – почему я, как священник не могу с их страданием связать своего страдания? За это пробуют мне досаждать, часто очень примитивно, и наверное это будет повторяться. Например, с 13 на 14 декабря в 2 часа ночи, когда я уже падал от усталости, звонок в дверь. Я не встал. Через минуту взрыв. В квартиру впал кирпич со взрывным устройством, и выбил два окна, это была зима. Двукратно была фиктивная кража. Постоянная слежка. По дороге в Гданьск задержали меня и 8 часов держали под стражей под Варшавой. Водителя задержали на 50 часов. Это все такие примитивные способы мне насолить, но есть вещи большие и я уверен, что то, что я делаю, правильно. И поэтому я готов на все.
(Прикосновение к Богу – мысли, молитвы и интервью)

Spread the love

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *