25 ноября 2020

Интервью «Я осел» среди работников — (с о. Ежи Попелушко разговаривает о. Антони Понински)

Капеллан работников

Опустела маленькая комнатка о. Ежи. Ушли последние гости. Через несколько часов опять пройдут через брамы своих фабрик. Я давно готовился к этому разговору с их о. Ежи. «Капеллан работников» — так его в этом городе называют. Небольшого роста, почти  хилой внешности, с ребяческим лицом, по которому сложно догадаться о давно мучавшей болезни – производит впечатление свежо «испеченного» клерика, а не человека, который в последние годы своей жизни провел среди людей тяжелой, физической работы.

            —Наблюдая за тобой среди работников, производится впечатление что ты сам вышел от них?

            На самом деле я вообще не знал этой среды. Конечно, как священник в своей пастырской работе я встречался со всеми профессиональными группами. Но так по настоящему я «осел» среди работников от августа 1980 года. А началось с того, что в последнее воскресенье августа делегация работников c самого большого в городе завода обратилась к моему епископу с просьбой, чтобы направил какого-нибудь священника чтоб провел Святую Мессу на территории фабрики. Выбор пал на меня. Того дня и той Святой  Мессы я не забуду до конца жизни. Я шел с огромным испугом. Уже сама ситуация была абсолютна новая. Что я застану? Как меня примут? Будет ли где проводить? Кто будет читать тексты, петь? Такие, сегодня может наивно звучащие вопросы беспокоили мне по дороге на фабрику, И тогда, при браме, я пережил первый большой шок. Густой ряд людей – улыбающихся и заплаканных одновременно, и брава. Я думал, что Кто то важный идет за мной. Но это были брава на приветствие первого в истории этой фабрики священника проходящего ее браму. Я тогда так подумал: брава для Церкви, которая более тридцати с половиной лет  постоянно стучала в фабричную браму. Не нужно было мое беспокойство – все было приготовлено: и алтарь по середине фабричной площади, и крест, который потом закопали в землю при входе, он выстоял трудные дни и стоит до сегодняшнего дня окруженный постоянно свежими цветами, и даже импровизированная исповедальня. Нашлись также лекторы. Нужно было слышать эти мужские голоса, которые неоднократно произносили ругательные слова, а сейчас с помазанием читали святые тексты. А потом из тысячи уст вырвался как гром: «Благодарения Господу». Оказалось, что они умеют также петь, и на много лучше чем в святилище. Перед тем была еще исповедь. Я седел на стуле, спиной почти опираясь о какое то железо, а эти твердые парни в измазанных комбинезонах приклонялись на асфальте ржавом от смазок и ржавчины.

            Ты признаешь однако, что эти и похожие события были чем то праздничным, необычным. А ведь была и повседневность. Именно это они имели ввиду.

            Для кого то кто смотрит снаружи может выглядеть празднично. А это было очень обычно. Становилось повседневным. Скажу больше, становилось необходимым. Ведь в конце это что то нормальное, что человек «открывает», видит Бога также вне святилища, там где живет, где работает, где отдыхает. Такого осознания верующих Церковь всегда добивалась.  Столько лет мы учили:  молись на работе и работой, пусть Христос будет при твоем рабочем семинаре. А о том, о чем просил Папа? «Откройте двери Христу?» Все двери государств, систем но и офисов и фабрик. И это произошло. Ведь это ни, работники просили нас о Святой Мессе в своем рабочем месте. Сначала это было связано с каким то чувством опасности, поиском  поддержки в трудных моментов забастовки.

            Но с течением времени набрала другого измерения: чтобы Христос, Церковь стала одной из основателей их повседневности, труда, службы другим. И это идеальное чувство, когда Христос, молитва особенно нужны. Помню их реакцию на новость о покушении на Святого Отца. Это была их инициатива, чтобы на фабрике прошла Святая Месса в намерении Папы. Над алтарем повесили полотно с надписью: «Святой Отец, мы молимся за Тебя». Они хотели того дня дать с себя все что могли. Это было для них всем. Множество из них именно тогда первый раз после несколько десятков лет исповедовались…

            — Но проносят ли христианские ценности в повседневность или поступки?

 Может это прозвучать как стереотип, но тем, что меня больше всего ударило, это было почти с дня на день открытие и взрос чувства достоинства своего и других. Не того, что важны. Не того, что они  из первого класса, но что каждый человек достоин уважения. Этого они требовали не только для себя. Как же это их изменило. А другая причина – какое то более осознанное отношение к жизни. Они часто говорили – я ходил в Церковь, но не всегда понимал, что это обязывает. Они начали, после многих лет, приступать к таинствам, и это те, которых мировоззрения до этого времени были далеко не религиозные. Нет это не было для того, чтобы понравится команде. Никто от них этого не просил. Когда увидели, что Церковь с ними особенно тогда, когда из оставили. Когда увидели, что Церковь во имя веры помогает им, неверующим, так как «своим». И наконец еще одно, что удалось заметить: другое отношение общественного имущества – беспокойство о фабрике, о технике, о учтивой работе. Точно не все. Такие изменения не происходят сразу.

            — Что ты для себя вынес с этой работы?

              Я увидел, как Евангелия изменяет человека. Когда обычно как священники встречаются с людьми только верующими, чаще всего в святилищах, может меньше это замечают. А там я был и все еще являюсь свидетелем «пробуждения» этих людей. Я никогда до этого не слушал таких исповедей. Никогда до этого я не крестил столько взрослых людей. Знаешь, какое это прекрасное ощущение, когда крестишь тридцатилетнего человека, который никогда прежде не слышал о Боге? Нет сейчас недели без такого крещения. Да, иногда я чувствую усталость. Не хватает мне времени для всех.

Наименее для себя. Но я не чувствую усталости. Я уже не могу закрыть своего священства в церкви, хоть столько разных «советчиков» подсказывает мне, что настоящий польский священник не должен выходить поза забор церкви. Я буду среди своих работников, пока только буду мог…

Разговаривал о. Антони Понински (интервью опубликовано в «Ладе Божьем», 1 мая 1983 г. Номер 9)

Spread the love

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *